MY PLANET MY PLANET

интересный сайт для всей семьи


Петух 2017


 
Обои для рабочего стола

Собаки и человек

эвенкийская народная сказка


Возле чума на снегу сидели три собаки: пастушеская — Оронка, охотничья — Лайка, ездовая — Нартка. Собаки спорили.

Оронка хвалилась:

— Я человеку первая помощница: я ему стерегу самое дорогое — оленей! Вот почему хозяин должен давать лучшие куски мне.

— Неверно ты говоришь, Оронка! Я лучшая собака, — отвечает Нартка, — и самые жирные куски хозяин должен припасать для меня. Ведь я вожу его добро, без меня он не мог бы кочевать.

Лайка сердится:

— Какие вы хвастуны! Без меня бы все наголодались: ведь я охотнику добычу в тайге ищу!

Спорили собаки, спорили, бросились друг на друга и начали драться, да так, что шерсть по ветру летит.

Каждая кричит:

— Я лучшая собака!

Вышел из чума человек, собаки подбежали к нему и наперебой гордятся.

— Я лучшая собака: я добычу в тайге ищу! — хвалится Лайка.

— Нет, я лучшая собака: я нарты вожу, кочевать помогаю! — сердито ворчит Нартка.

— Нет, нет, я лучшая собака: я оленей стерегу! — старается перекричать Лайку и Нартку Оронка.

Человек смеётся:

— Ишь, загордились! Нет у меня лучшей собаки среди вас: всех одинаково кормлю, все одинаково мне нужны и дороги.

И ушёл в чум.

Обиделись собаки на хозяина за то, что всех их одинаково ценит, ни одну не выделяет, как лучшую.

Лайка и говорит:

— Давайте уйдём от хозяина. Будем друг другу помогать, не пропадём с голоду. Пусть хозяин узнает, как без нас жить.

Уговорила Лайка собак.

Вышел хозяин из чума — ни одной собаки нет, убежали.

Прибежали собаки в тайгу. Увидела Лайка белку, залаяла, по снегу забегала, белку на сосну загнала, хвалится:

— Я своё дело сделала.

А белка спокойно на дереве сидит и Лайки ничуть не боится — ведь охотника с ружьём около нее нет.

Подбежала Нартка к Лайке и говорит:

— Пустое твоё дело. Белку на дерево загнала, а кто же в неё стрелять будет без хозяина?

А белка по-прежнему на ветке сидит, качается...

Подняли собаки носы, на белку смотрят, голодные рты облизывают. Долго так сидели. Потом жалобно завыли.

Ночь прошла, утро наступило.

Лайка вскочила:

— Зайца чую! — и побежала по свежему следу.

Зайца нашла, лает, гонит к Нартке и Оронке.

Нартка говорит Оронке:

— Садись, я тебя подвезу к зайцу, ведь я — ездовая, а ты — пастушья. Вон, видишь, заяц навстречу бежит.

А заяц смотрит и удивляется: собака на собаке едет.

Прыгнул он через овраг и в чаще скрылся.

Прошло несколько дней и ночей. Собаки совсем отощали. Шерсть на них вылезла, рёбра голые выставились.

Лайка жалобно воет:

— Смерть нам, собаки, приходит, что будем делать? Не прожить нам без человека. Зря мы на него обижались.

Решили обратно к чуму человека идти. Пришли. Услышал человек шорох, вышел из чума:

— Ага, мои беглецы вернулись! Эк подтянуло вас, проголодались, бедняги...

Человек дал каждой собаке по большой жирной рыбине. Обрадовались они, жадно рыбу грызут, по сторонам озираются.

С той поры собаки друзьями человека стали, ему верно служат и между собой не спорят. Оронка оленей пасёт, Лайка добычу в тайге ищет, а Нартка поклажу возит.